.

.

After my death our beloved Church abroad will break three ways ... first the Greeks will leave us as they were never a part of us ... then those who live for this world and its glory will go to Moscow ... what will remain will be those souls faithful to Christ and His Church. ~St. Philaret of NY






Orthodoxy and the Church Split

In the article below, Ivan Kontsevich gives the answer to a question:  Why, last Sunday, do we hear from the Church to love our brethren and even to love our enemies, – to see only the good in all...  And then, on the next Sunday, the Church has us praying that the ungodly not just depart from us, but that also they be sent into the fire.


From the Church service for this coming Saturday night vigil:
Ode III canon to the Fathers of the 7th Ecumenical Council (p. 88 October Menaion)

     Initiated into the mysteries by Christ, the divine chief shepherds drove away from the pious the parties of Antichrist, who wished to trouble the Church of Christ, that it not be shaken.

     The company of the fathers, drawing forth streams of teaching from the wellsprings of salvation, give the thirsting people of Christ to drink thereof, and wash away the turbid streams of filth.

     The Seventh Council of the Christ-loving, whose defenders were the imperial Irene and Constantine, was held in the splendid city of Nicæa against those who of a truth accused Christians and brought them to trial.

     Let all the ungodly depart who do not venerate the precious icon of the Theotokos and do not proclaim her to be the one who gave birth to Christ theandrically; and let them be sent into the fire, to burn without be consumed.


_____________________________________________
Orthodoxy, the church and the split

At the beginning of our church split most laymen treated him quite indifferent. He seemed concerned only bishops. But when evil strengthened, it has become to make disorder far beyond the church fence. Split concerns each of us, becomes relevant, disturbing the peace humdrum life. More and more often appear in newspapers articles on the split to remedy the evil. Among such attempts should be attributed, and the article "The Orthodox faith here and there" A. Tolstoy, recently appeared on the pages of the foreign periodicals.
Alexander L. vividly portrays all the harmful effects of our domestic and political life, which caused the church schism, but it does not apply to the spiritual side of the issue. And yet, this side here is more important, even dominant, because the Church is by nature mystical.
Consider what is the essence of the matter; and for this we must first realize that Christianity is the Church.
Christianity is not an abstract philosophy or doctrine of the human intellect, even though based on the Gospels; not only the uniqueness of worship or ritual, dogma, life, but a living relationship with God, the true life, "the Holy Spirit" in the Church, which is nothing else but the truth of the gospel, revealed to us in the inspired creations of Sts. Fathers and decrees of the Ecumenical Councils. Church headed by Christ and administered here on earth continuity from the Apostles hierarchy.
The Church is the mystical body of Christ, in which the Holy Spirit creates all, gives life, collects, integrates. Everything in it harmoniously and organically linked, as in the living organism: as theology and asceticism, mysticism and heroism are inseparable. The dogma of austerity causes and vice versa. in austerities revealed dogma.
"Holy Scriptures. Fathers all composed by the inspiration, the LIA under the influence of the Holy. Spirit, and marvelous in their agreement, a wonderful anointing "(Bishop Ignatius Brianchaninov. T. I. p. 30).
The same wonderful consent decree and represent Saints. Cathedrals of the dogmas and canons.
And all of us the same commandments of the apostles agreed, the same unanimity: "Be of one mind", tells us Apostles Peter(Peter. III, 8). Upon this is repeatedly and Ss Paul insists: "God of patience and comfort grant you to be of one mind with one another according to Christ Jesus" (Rom. XV, 5; Rom. XII, 16, II Cor. XII, 11;)
Therefore, any deviation from the unanimity of catholicity, seen as a crime, the transition from unanimity to the differences of opinion, as a sin against the Holy. Spirit who dwells in the Church. The split brings chaos, decay and death.It could be terrible for the Church than heresy.
Keeping the unity of the Church Hierarchy served under the terrible responsibility. When an ordained to the priesthood in the liturgy, the bishop of St. prelozhenie. Gifts, gives hold again dedicated part of the Lamb "Jesus" with the words ", receive deposit this, and keep it safe and sound to the last of your breath, about Whom we Imashev torturing be alone in second and terrible coming of the great God and Saviour Jesus Christ" .
"RECIEVE this pledge," ie, the true body of Christ, but at the same time symbolizing them, and the mystical body of Christ - the Church, for the safety and well give them the answer.
Church of Christ bears a sermon of love even for enemies, but ruthlessly punishes excommunication not only for heresy and schism, and even for the prayerful communion with heretics and schismatics as for complicity in sin as for his support. They can help, do good, even have a chat with them everyday, but not prayer.
So we, the Orthodox, we know that the nature of the Church is the truth that believers storage entails unanimity and unity.
Where unity is broken, there is in some sense the truth already uscherblyaetsya happens, move away from it. And compromise connection by violations of the canons, and even if only for reasons of the highest and best motives, the unthinkable has already by the very nature of the Church. No connection is possible, but a return to the truth - gone.
For the sin of schism, or heresy, is responsible not only to the clergy; carry and lay people, for a split, or heresy, feasible only with the support of the laity. Thus, our concerns have split each of us, and no one can avoid, and everyone must determine their attitude to it. Usually, the case is considered only in terms of earthly considerations, the spiritual side is forgotten. Frivolous going rate for eternity. Because of the endless timing risk.
But to understand the ecclesiastical affairs, it is necessary to live in Church hurt her sorrows as their own, to seek first of all true, put it above everything, to stand up for it and contend for the mountain it "even unto blood." "Seek ye first the kingdom of God and his righteousness," and then seeking it opens. "Seek and obryaschite."
When indifference to his eternal fate, the man loses interest to all the spiritual loses sensitivity to him, and for him already, "the Orthodox faith here and there." He comes to a complete indifference to the Church to its fate and ready to go anywhere, even in the sectarians. The search for the truth and fighting for it always painful for him, because inevitably involve known exploits and self-denial.
Before concluding word, I want to point out one thing: a free Church in Russia is not and can not be, for the Church, or rather, it lives in the Holy Spirit and Satan, his antithesis, can not cooperate. It is necessary to consider who want to understand the events occurring.
"Absolute evil" is alien to human nature in its normal state, although udobopreklonnoy evil. In its limit evil man seems impossible, illogical, incredible, moreover, a person tends to even take it for good. Using this, the evil tend to put on the image of the "angel of light» because basically evil is a lie, and Satan is the "father of lies" (Io. 8, 44).
That is why Satan's power is able to introduce inexperienced people perpetrated by it in Russia as hell "earthly paradise."
Only experienced first hand the horror of oppression and unprecedented superhuman cruelty reigned there, only they can understand the depth of evil. But those who have always lived in a normal situation, alas, for the most part do not want to believe those who broke out of the "Iron Curtain", as satanic logic does not fit into the human logic. 
Orthodox Russia. №1, 1955.
   Ivan M. Kontsevich, theologian and religious writer was born October 19, 1893 in Warsaw. The family then moved to the Baltic States, and several years later - to the Ukraine. Ivan graduated from high school in Poltava and entered the Kiev University in the Department of Mathematics. In 1915 he moved to the University of Kharkov.
During this period he lived in the house of Archpriest Nikolai Zagorovsky, which is often served in the church and who is constantly accompanied. During these years he often visited the Optina and since then has remained faithful to the son of her elders.
   After graduating from the 4th year of Kharkov University, Ivan Mikhailovich joined the Volunteer Army, was wounded. In Gallipoli, he graduated from the Military Engineering School and was made ​​an officer. In France, he finished the Sorbonne physics and mathematics faculty. During World War II, he graduated from the Paris Theological Institute with the title of Candidate of Theology.
   In 1952-1953 he taught Patrology at Holy Trinity Orthodox Seminary (USA). Died July 6, 1965. He was buried in San Francisco.


ПРАВОСЛАВИЕ, ЦЕРКОВЬ И РАСКОЛ
     Вначале нашего церковного раскола большинство мирян отнеслось к нему вполне равнодушно. Казалось, он касается лишь архиереев. Но когда зло укрепилось, оно уже стало вносить расстройство далеко за пределы церковной ограды. Раскол касается каждого из нас, становится актуальным, нарушает спокойствие обывательской жизни. Все чаще появляются в газетах статьи, посвященные расколу с целью исправить зло. К такого рода попыткам надо отнести и статью «Православная вера здесь и там» А. Л. Толстой, недавно появившуюся на страницах зарубежной периодической печати.
     Александра Львовна живо изображает все те пагубные последствия в нашей бытовой и политической жизни, которые вызваны церковным расколом, но совершенно не касается духовной стороны вопроса. А, между тем, эта сторона здесь является более важной, даже господствующей, потому что Церковь по своей природе мистична.
     Рассмотрим в чем же сущность дела; а для этого мы должны прежде всего уяснить себе, что такое Православие и Церковь.
     Православие не есть отвлеченная философия, или доктрина человеческого интеллекта, хотя бы и основанная на Евангелии; не только своеобразие Богослужения, или обряда, догмата, быта, но живая связь с Богом, подлинная жизнь в «Духе Святе», в Церкви, которая есть не что иное, как евангельская истина, раскрываемая нам в боговдохновенных творениях свв. отцов и постановлениях Вселенских Соборов. Церковь возглавляется Самим Христом и управляется здесь на земле преемственной от Апостолов иерархией.
     Церковь есть мистическое тело Христово, в котором Дух Святый все созидает, животворит, собирает, объединяет. Все в ней гармонично и органически связано, как в живом организме: так богословие и аскеза, мистика и подвиг неразделимы. Догмат обуславливает аскезу и, наоборот. в аскетическом подвиге раскрывается догмат.
     «Писания свв. отцов все составлены по внушению, пли под влиянием Св. Духа, и чудное в них согласие, чудное помазание» (Епископ Игнатий Брянчанинов. Т. I. стр. 30).
     То же чудное согласие представляют собою и постановления свв. соборов о догматах и канонах.
     И всем нам Апостолы заповедуют то же согласие, то же единомыслие:«Будьте единомысленны», говорит нам первоверховный Апостол Петр (Петр. III, 8). На сем же многократно настаивает и первоверховный Павел:«Бог же терпения и утешения да дарует вам быть единомысленными между собой по учению Христа Иисуса» (Рим. XV, 5; Рим. ХII, 16, II Кор. XII, 11;)
     Поэтому всякое уклонение от единомыслия, от соборности, рассматривается, как преступление, переход от единомыслия к разномыслию, как грех против Св. Духа, обитающего в Церкви. Раскол вносит хаос, распад и смерть. Он страшнее может быть для Церкви, чем ересь.
    Хранение единства Церкви вручено Иерархии под страшной ответственностью. Когда происходит рукоположение во иереи во время Литургии, то епископ, по преложении св. Даров, дает держать вновь посвященному часть Агнца «Иисус» со словами:«Приими Залог сей, и сохрани Его цел и невредим до последнего твоего издыхания, о немже имаши истязан быти во второе и страшное пришествие, великого Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа».
      «Приими залог сей», т.е. истинное тело Христово, но в то же время символизирующее собою и мистическое тело Христово — Церковь, за целость и невредимость которых дашь ответ.
   Церковь Христова несет проповедь любви, даже к врагам, но беспощадно карает отлучением не только за ересь и раскол, но даже и за молитвенное общение с еретиками и раскольниками, как за соучастие в грехе, как за его поддержку. Им можно помогать, благотворить, даже иметь с ними житейское общение, но только не молитвенное.
     Итак, мы, православные, знаем, что природа Церкви есть ИСТИНА, хранение которой верующими влечет за собой единомыслие и единство.
     Где единство нарушается, там в каком-то смысле истина уже ущербляется, происходит, отход от нее. И компромиссное соединение за счет нарушения канонов, хотя бы даже и по самым высоким соображениям и лучшим побуждениям, немыслимо уже по самой природе Церкви. Не соединение возможно, но возврат к истине — ушедших.
     За грех раскола, или ереси, несет ответственность не только духовенство; несут и миряне, ибо раскол, или ересь, реализуемы только при поддержке мирян. Таким образом, наш раскол касается уже каждого из нас, и никто не может уклониться, а должен каждый определить свое отношение к нему. Обычно дело рассматривается только лишь с точки зрения земных соображений, духовная сторона забывается. Легкомысленно идет ставка на вечность. Из-за временного рискуют бесконечным.
     Но чтобы разбираться в Церковных делах, надо самому жить в Церкви, болеть ее скорбями, как собственными, искать прежде всего ИСТИНУ, ставить ее выше всего, стоять за нее горой и подвизаться за нее «даже до крови». «Ищите прежде всего Царствия Божия и правды его», и тогда ищущему она открывается.«Ищите и обрящите».
     При равнодушии к своей вечной участи, человек охладевает ко всему духовному, теряет чуткость к нему, и для него уже «православная вера здесь и там». Он доходит до полного безразличия к Церкви к ее судьбам и готов уйти куда угодно, хотя бы в сектанты. Искание истины и борьба за нее всегда для него тягостны, ибо неизбежно сопряжены с известным подвигом и самоотречением.
     Прежде чем закончить свое слово, я хочу указать на одно обстоятельство: свободной Церкви в России нет и не может быть, ибо Церковь, вернее, живущий в ней Дух Святый и Сатана, его антитеза, сотрудничать не могут. Это надо учитывать желающим разобраться в совершающихся событиях.
    «Абсолютное зло» чуждо человеческой природе в ее обычном состоянии, хотя и удобопреклонной ко злу. В своем пределе зло человеку кажется невозможным, нелогичным, невероятным, мало того, человек склонен даже принимать его за добро. Пользуясь этим, злу свойственно облекаться в образ «ангела светла», ибо в основе своей зло есть ложь, и сатана есть «отец лжи» (Ио. 8, 44).
     Вот почему сатанинская власть умеет представить неискушенным людям учиненный ею в России ад в виде «земного рая».
     Только испытавшие на собственном опыте весь ужас небывалых гнета и сверхчеловеческой жестокости, воцарившихся там, только они могут понять всю глубину зла. Но те, кто жили всегда в нормальной обстановке, увы, большей частью не хотят верить тем, кто вырвался из-за «железного занавеса», настолько сатанинская логика не укладывается в человеческой логике.
1955 г.
     Православная Русь. №1, 1955.
     Иван Михайлович Концевич, богослов и религиозный писатель родился 19 октября 1893 в Варшаве. Затем семья переселилась в Прибалтику, а через несколько лет — на Украину. Иван закончил гимназию в Полтаве и поступил в Киевский университет на математический факультет. В 1915 перешел в Харьковский университет.
      В этот период он жил в доме протоиерея Николая Загоровского, которому часто прислуживал в церкви и которого постоянно сопровождал. В эти годы он часто бывал в Оптиной пустыни и с тех пор оставался верным сыном ее старцев.
     Окончив 4 курса Харьковского университета, Иван Михайлович вступил в ряды Добровольческой армии, был контужен. В Галлиполи окончил Военное инженерное училище и был произведен в офицеры. Во Франции закончил в Сорбонне физико-математический факультет. Во время Второй мировой войны окончил Парижский Богословский институт со званием кандидата богословия.
     В 1952—1953 преподавал патрологию в Свято-Троицкой духовной семинарии в Джорданвилл (США). Умер 6 июля 1965. Похоронен в Сан-Франциско.